Размер шрифта: VA:
  • 0
  • 1
  • 1,5
  • 2
Цвета сайта:
  • Ц
  • Ц
  • Ц
Чтение текста Изображения

Они спасали человечество

25.04.2015 3284
Они спасали человечество
В этом году исполняется 29 лет с момента Чернобыльской катастрофы – крупнейшей за всю историю ядерной энергетики в мире. Выросло целое поколение, не заставшее эту ужасную трагедию, но 26 апреля мы традиционно вспоминаем о Чернобыле. В первый, наиболее острый период в ликвидации последствий аварии в зоне Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС), расположенной на территории Украины (в 1986 году – Украинской ССР), было привлечено свыше 100 тысяч граждан СССР. Всего же за первые три года после аварии в 30-километровой зоне побывали 250 тысяч человек, в том числе и из Красногорского района, – военнослужащие, пожарные, медицинские работники, строители. О событиях почти 29-летней давности рассказывает Ю.ЧЕРНОДУБОВ, заместитель начальника отдела НИИЦ СИВ ФБУ «3 ЦНИИИ Минобороны России» им. Д.М. Карбышева.

С 10 июня по 15 сентября 1988 года в Чернобыле я возглавлял оперативную группу начальника инженерных войск Министерства обороны СССР. В ее составе в тот период были офицеры-преподаватели военных кафедр Омского и Тюменского институтов. В непосредственном подчинении оперативной группы находились инженерно-саперный полк и четыре инженерных батальона оперативной группы Мин-обороны СССР.
Я и подчиненные мне офицеры вначале были откомандированы в Чернобыль на полтора месяца. Затем, в соответствии с директивой генерального штаба «О пребывании переменного личного состава…», срок нашего пребывания в Чернобыле был продлен до трех месяцев.
Воздействие радиации на организм почувствовал уже на второй день. От радиоактивного йода и повышенного уровня радиации в горле пересохло и першило, трудно было говорить и дышать. Приходилось часто, мелкими глотками пить газированную воду, что, хоть и ненадолго, но снижало неприятные ощущения.
Основные наши задачи заключались в очистке территории строительной базы и промышленной зоны вокруг ЧАЭС; перезахоронении радиоактивных отходов из могильника в районе села Копачи в постоянный могильник; ликвидация четырнадцати сел на территории Белоруссии в местах отчуждения; дезактивация территории вновь построенного для сотрудников ЧАЭС города Славутич; содержание наплавной переправы через реку Припять; сбор в радиусе 15 км зараженной техники и оборудования, оставленных при строительстве укрытия разрушенного энергоблока, и захоронение их.
На некоторых моментах выполнения задач, решавшихся инженерными войсками, остановлюсь по-дробно. Необходимо было, по решению правительства Белорусской ССР, ликвидировать села в районах отчуждения, из которых были выселены жители. На территории этих сел уровень радиации был в пределах 40-60 мкР/час, а местами (пятнами) – 80-100 мкР/час. Население постоянно пыталось вернуться в свои дома за вещами или для дальнейшего проживания. Зараженная территория не контролировалась. Эту задачу инженерные войска выполняли под моим личным руководством после детальной рекогносцировки местности, инструкторско-методических занятий с командирами подразделений, расчетов и указаний начальника оперативной группы Минобороны.
Ликвидация сел проводилась путем захоронения строений в грунт. Работы выполнялись инженерно-саперными подразделениями. Рядом с постройкой экскаватором отрывался котлован, строение сдвигалось в него и засыпалась грунтом из отвала. Сверху дополнительно насыпался слой завозного грунта толщиной 0,5–0,7 метра. Напоминанием о том, что здесь было село, оставались приусадебные участки, сады и улицы. Радиационный фон в местах, отсыпанных чистым грунтом, снижался до 20-30 мкР/час. По истечении 7–10 дней уровень радиации достигал прежних величин.
В один из дней ко мне на бричке подъехал местный житель, везший с сельского кладбища ограду: «Что же вы, товарищ полковник, делаете? В 1941–1942 годах здесь были немцы. После их ухода они оставили сожженные села и трубы от печей. А после вас и этого не остается». Пришлось его убеждать, что других способов борьбы с радиацией в данной ситуации нет.
Не менее трудоемкой и опасной для личного состава инженерных частей была задача по сбору зараженной техники в 15-километровой полосе вокруг ЧАЭС, радиоактивных отходов и оборудования. Их также предстояло вывезти и захоронить в установленных местах.
В этой полосе, рядом с деревней Копачи, что в пяти километрах от станции, размещался самый «грязный» могильник, подлежавший рекультивации. Это непригодное и радиационно зараженное имущество накопилось вокруг станции за два года, за время проведения экстренных работ по снижению радиации на территории станции, создания условий для строительства укрытия над разрушенным энергоблоком и непосредственного строительства укрытия, а также запуска в промышленную эксплуатацию первого и второго энергоблоков.
Погрузка и вывоз осуществлялись штатной техникой инженерных подразделений. На кабины машин навешивали свинцовые листы для защиты водителей и механиков. Отходы вывозились в специальный могильник, расположенный в 30 километрах от станции на границе Белорусского Полесья в зоне отчуждения.
В июне–августе 1988 года завершалось строительство города Славутич для сотрудников станции. Место было выбрано в междуречье Припяти и Днепра. К городу было проложено шоссе в 50 км, через реку Припять возведен железобетонный мост. К сожалению, город был построен на радиоактивном пятне, и уровень радиации к тому времени достигал 40 мкР/час и более. Необходимо было провести дезактивацию города и территории вокруг него. Для этого грунт срезался на глубину до 20 см и вывозился в могильники. После чего проводилась отсыпка территории чистым грунтом. И эту задачу инженерные войска выполнили. Руководил работами мой заместитель полковник Г.Останин.
Работы осуществлялись личным составом запаса в возрасте 35 – 40 лет, призванным на шесть месяцев. Трудились в две смены по четыре часа.
С июня 1988 года в инженерных частях оперативной группы Минобороны СССР людской ресурс был представлен специалистами, призванными из запаса, кроме расчета солдат, обслуживающих мостовую переправу через реку Припять. Мне пришлось приложить большие усилия, чтобы убедить командование понтонной бригады инженерных войск Киевского военного округа в необходимости замены солдат срочной службы на приписной состав. По моему твердому убеждению, облучать молодых людей, будущих отцов, было равно преступлению.
Не могу не сказать о личных наблюдениях за живыми организмами в природе при воздействии радиации. Посещая места постоянной дислокации подчиненных войсковых частей, в одной из них я обратил внимание на то, как солдаты заботливо выхаживают больного кота.
Оказалось, что подобрали его на дороге, когда колонной инженерных машин разграждения (ИМР) ехали на станцию. Кот был настолько голодный, что не уходил с дороги и жалобно смотрел на людей. Взяли с собой, откормили. Стал он ездить на работу со своим спасителем.
Однажды ИМР возле станции, где уровень радиации был выше 5 Р/час, сломался. Экипаж экстренно эвакуировали, а кота забыли. Он пробыл в кабине машины сутки и заболел – парализовало ноги, шерсть выпадала клоками. Солдаты нашли ветеринара, кота поставили на полное солдатское довольствие. По рекомендации ветеринара я разыскал нужные витамины. Здоровье кота пошло на поправку. Каждое утро при разводе личного состава на работы командир батальона солдатам докладывал, что здоровье кота улучшается. Такой командирский прием успокаивающе действовал на солдат.
Этот случай говорит о том, что возможности живого организма еще недостаточно изучены и обладают определенной способностью к восстановлению.
Еще одно наблюдение. По долгу службы мне часто приходилось летать на вертолете над Киевской, Брянской, Могилевской и другими областями. Видел, что радиация на лесные массивы действует по-разному. Хвойный лес рядом со станцией погиб сразу после взрыва энергоблока. Он среди чернобыльцев получил название «рыжий». Рыжий лес я видел и в других областях, на удалении до 100 км от станции. Рядом с рыжими пятнами или вокруг них деревья были зелеными. Оказалось, от воздействия радиации погибали только хвойные деревья, приобретая рыжий цвет, а лиственные породы деревьев губительному воздействию радиации не подвергались.
Отмечу, что инженерные войска Чернобыльской войсковой группировки задачи, поставленные правительственной комиссией на летний период 1988 года по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, выполнили полностью. Гибели и увечий среди личного состава в подчиненных мне войсковых частях инженерных войск не было.
В день памяти Чернобыльской катастрофы хочется выразить слова благодарности и низко поклониться подвигу людей, работавших в Чернобыле, пожелать ныне живущим ликвидаторам, их семьям и всем пострадавшим от радиационных аварий и катастроф крепкого здоровья и долгих лет жизни.

Пресс-служба администрации Красногорского муниципального района

ЗАДАТЬ ВОПРОС ГЛАВЕ Г.О. КРАСНОГОРСК

Больше новостей о жизни округа читайте в официальном телеграм-канале «Красногорск.Новости»

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ

В Красногорске обсудили вопросы здравоохранения

В актовом зале администрации округа состоялась встреча представителей администрации и руководителей учреждений...

25.07.2024
Депутат Мособлдумы Маликов: современные кадры решают все

Из года в год растет спрос на высококвалифицированных работников, сообщил депутат Мособлдумы, член фракции «Единая...

11.07.2024
Красногорские ребята из летнего лагеря «Звёздный» посетили Центральную детскую библиотеку

Дети познакомились с историей открытия здания, узнали о количестве книг и журналов в фонде, а также увидели...

11.07.2024
Уважаемые красногорцы!

До 1,7 млн рублей увеличили в Подмосковье единоразовую выплату тем, кто заключит контракт с Минобороны РФ (1,3 млн —...

11.07.2024
В Красногорске продолжается активное развитие электрозарядной инфраструктуры

Сотрудники компании АО «Мособлэнерго» установила две зарядные станции для электромобилей в городском округе. Станции...

09.07.2024